Таблицы и границы (annika_fluffy) wrote,
Таблицы и границы
annika_fluffy

Category:

О бедном курьере замолвите слово. Часть вторая.

Начало.

В первый раз я решила сходить с Катей сама: показать пример, посмотреть, чтобы ее никто не обидел, оценить объемы и посоветовать, как их оптимизировать. Гена привез из гаража старую тележку типа той, которой пользуются рыночники. Я нанесла наш будущий маршрут на карту и распечатала ее.



Вы готовы, дети? (с)


В 7.30 утра субботы прозвенел звонок, Гена вышел и перетаскал в коридор 8 тюков с газетами и две коробки с листовками.





Я оглядела тюки и поняла, что тележка выдержит только два тючка одновременно. Значит, будет три захода домой, вынужденная потеря времени... Окей. Фигня вопрос.


С 9 до 12.

За 3 часа обошли только данный промежуток и разнесли только два тюка из восьми.



Оказалось, что носить газеты по пятиэтажкам - суперневыгодно. В подъезде 15 квартир, самих подъездов до десятка. В первом же доме ключ подошел только к трем подъездам, в остальные шесть мы звонили.

В дальнейшем примерная эта пропорция сохранялась.



Как звонили? Поочередно перебирали все квартиры, начиная с первого этажа.

Девяносто.

- Ты-дым! Ты-дым! Ты-дым!

Никого. Девяносто один.

- Ты-дым! Ты-дым! Ты-дым!

Никого. Девяносто два.

- Ты-дым! Ты-дым! Ты-дым!

Никого. Девяносто три... Девяносто семь.

- Кто?..

- Почта!!

И подъездная дверь, наконец, открывалась.

Ладно, если открывалась. Каждый, наверное, бывал в такой ситуации, когда вроде нажимал на кнопку домофона, а дверь все равно не открылась, и входящий начинал звонить снова... Здесь, кто знает, может в девяносто седьмой не палец соскользнул, а просто молча и злобно повесили трубку? Посему -

девяносто восемь.

- Ты-дым! Ты-дым! Ты-дым!..

Сначала я безучастно за Катей наблюдала, затем, примерно к третьему подъезду, взялась раскладывать листовки, оставив ей только газеты. Их мы возили на тележке и оставляли ее у входа в подъезд, листовки носили в рюкзаке у Кати за спиной.

- Ну ничего, - подбодряла я ее, когда мы обошли первый дом. - В девятиэтажках знаешь как будет? Всего один подъезд - и сто ящиков! Раз зашел - через пять минут дом готов!

Катя пыталась рассовать газеты как получится, хоть тушкой, хоть чучелком. Я останавливала ее:

- Подожди. Смотри, как некрасиво! Тебе было бы приятно в такой подъезд зайти? Куда ты суешь, этот ящик переполнен, никто из него ничего не вынимает. Относись так, будто тебе нужно не быстрее скинуть груз и получить деньги, а будто ты следишь за порядком в подъезде и сегодня обходишь их с инспекцией.

Я наклонялась, поднимала чужие валяющиеся листовки (матрасы. Особенно много было про матрасы) и забирала их с собой, чтобы выкинуть по дороге. Сейчас мы уйдем из подъезда - за нами зайдут жильцы - и скажут "ходют тут всякие, срут", и пофиг, что матрасные листовки были не наши. Еще и не откроют Кате в следующий раз.

***

В том доме, в котором на карте обозначен сквозной проход, была арка.



Мы зашли в подъезд у арки, на наш звонок открылись двери сразу в двух квартирах. Из первой вышел мужичок с особенностями и просто молча стоял. Я спросила его:

- Дать вам газетку?

- Угу, - взял газетку и продолжал стоять.

Из второй вышла бабка с претензией:

- Почта! Какая почта! Опять напихали кому надо и не надо! А нам потом выкидывай!

- Мы же не знаем, какие у вас квартиры жилые, - доброжелательно ответила я ей.

***

Затем пошли огороженные дворы без домофона.



Ждали с Катей, пока кто-нибудь пойдет во двор... Внутри ключ тоже не подошел ни к одному подъездному домофону.

- А можно две газетки? А можно ребенку бумажку, он любит? А кроссвордов там нет? - спрашивали мимоидущие.

Подходящая работа для социофоба.

***



В следующем дворе в подъезд за нами зашел мужик и заявил:

- Так, выходите отсюда! Не нужны нам никакие газеты!

- Это не мы придумали вам газеты приносить, - возразила я, не останавливаясь. - Нам за это платят, мы делаем свою работу. Нас проверяют.

- Вышли отсюда! Вышли отсюда! - начал он орать.

Я растерялась от такого напора и позвала за собой Катю. Мы вышли. Навстречу нам поднималась бабка.

- Девочки, вы газеты положили? - спросила она.

- Нет, нам не дали.

- Давайте мне газетку! Это ведь "Про-Город"? Я его очень люблю! Прекрасная газета! Интересная! Всегда есть что почитать! - и скрылась с газетой в подъезде. Очевидно, похвалы газете были рассчитаны все на того же мужика, маячившего неподалеку.

- Стой, - сказала я вполголоса Кате, воспряв духом. - Сейчас он уйдет - снова зайдем.

Мужик сделал вид, что спускается в подвал, присел и оттуда начал за нами следить. Тогда я уже поняла, что и здесь отклонения, а не полномочия, например, старшего по дому. Хотя, что я, одно другому не противоречит.

Мы снова зашли с Катей в подъезд, закрыли дверь и опять занялись раскладкой. Пикнул домофон.

- Вышли отсюда! Уроды! Я вас выкину!

- Выкидывайте, - сказала я.

- Аааа! Твари! Аааа!

Катя пряталась со своей пачкой за мной. Наконец, ничего не добившись, мужик развернулся и ушел. Снова спустилась все таже бабка.

- Засуньте их поглубже, девочки. Вот так, чтобы он не достал! Очень люблю "Про-Город"! Прошлый раз пошла выбросить мусор - лежат газеты. Думаю - сейчас пойду обратно и возьму свою. Прихожу - ни одной нет! А я очень газету эту люблю! Прекрасная газета!

- В этот подъезд следующий раз не заходи, - напутствовала я испуганную Катю. - Или заходи, но если мужик придет и начнет орать - сразу при первом окрике все бросай и уходи дальше. Пусть в жопу идут.

Вторая вязанка подходила к концу, и я отправила Катю одну домой. Налегке, чтобы она дошла побыстрее и поехала в студию. Похоже, в следующие три часа мне придется самой разнести два тюка. Если этого не сделать - мы не успеем уложиться за субботу.


С 13 до 17.

Там, где мы с Катей справились за три часа - мне одной понадобились все четыре. Теперь рюкзак висел на мне и на животе, чтобы удобнее было доставать листовки. Плюс, конечно же, тележка.



***

Две ужасные (по времени) пятиэтажки. Ключ не подошел ни к одной из дверей.



- Ты-дым! Ты-дым! Ты-дым!

Пятьдесят четыре. Пятьдесят пять.

- Ты-дым! Ты-дым! Ты-дым!

***

Невероятно засранная девятиэтажка.



Вырванные с корнем и выжженые ящики, разбитые бутылки и лампочки, валяющиеся истоптанные листовки с матрасами, ссанина.

- Девушка, это вы звонили?

- Видимо, да.

- Почему именно нам??? - с визгом.

- Я всем по очереди звоню, чтобы открыли. В предыдущих квартирах никого нет дома.

- Заебали! - с визгом.

Подходящая работа для социофоба.

***

В одном из подъездов я ржала в голос, но не догадалась сфотографировать. Меня угнетало время. Уже становилось понятно, что за эту субботу нам даже вдвоем не справиться. Не будешь же в девять-десять вечера звонить по подъездам с возгласом "Почта!".

А чего ржала - там все ящики были исписаны черным маркером. Очень криво, стремительно сужаясь к краю в попытках уместиться, одним и тем же почерком. Прямо по металлу:

"Уважаемые жильцы, не срите и не плюйте в подъезде. Не бросайте мусор, не разводите грязь. Здесь живете не только вы, а и другие люди, которым будет неприятно в нашем подъезде находиться."

"Алконафты и наркоманы, уходите из подъезда. Нечего здесь устраивать свой притон. В подъезде живут приличные люди, которым неприятно смотреть на ваши бутылки и шприцы."

И я такая, с газетами, двигающаяся вдоль записи по мере наполнения, мерно взмахивающая рукой, хрустящая осколками под ногами.

***

Снова прошла в арку и начала обходить вторую половину дома, первую половину которого мы обошли с Катей с утра.



- Ты-дым! Ты-дым! Ты-дым!

- Кто?..

- Почта.

- Никакая почта нам не нужна!!!

- (абсолютно безэмоционально) Ты-дым! Ты-дым! Ты-дым!

- Кто?..

- Почта.

Открылась дверь квартиры, вышел мужичок, встал сзади.

- Дать вам газетку? - спросила я, не оборачиваясь.

- Угу.

И взяв газету:

- Вы сегодня уже приходили.

- (я, обернувшись) Точно.

Из второй квартиры та же бабка:

- Опять зашли! Опять напихали! Я говорила никакой почте не открывать! Мошенники ходят!

***

В этом доме подъезды приятно пахли.



Стиркой с кипячением. Квартирой чистенькой старушки. Тушеными овощами.

После многолетней ссанины неподалеку.

***


- Кто? - голос четырех-пятилетнего ребенка.

- Почта!

В подъезде свежий ремонт и мама, высунувшаяся из двери.

- Девушка, а у нас ящиков пока нет.

- А-а.


С 18 до 20.

Я окончательно поняла, что в одиночку Катя с такой работой не справится. Отказываемся.

Два человека за весь день - может, и справляются, но после всех расчетов каждому получить по 430 рублей (скорее всего, с тысячи удержат подоходный налог) - это смешно. Либо удваивать зарплату, либо район уменьшать вдвое, либо разносить не за субботу край, а и за воскресенье тоже.

Однако, сегодня работу надо было довести до конца. В воспитательных целях (при первых же трудностях мама пнула пачки ногой, сказала "горите огнем, твари" и села читать интернет), а также в целях "если взялся за гуж".

Третья ходка была праздником.



***

Вот прекрасные пятиэтажки. Четыре штуки, в каждой всего четыре подъезда, каждая дверь открылась ключом.



Чистые лестницы и стены, ни одного человека в округе, только закрытые ящики скрипят боками.



Не, не, это прекрасные ящики, серьезно! Ровно висят, свежевыкрашенные, под стать подъезду. Ну и что, что дверки нет, не в дверке счастье. Жаль, бездверные уже были набиты под завязку газетами... Хотя почему жаль, просто их пропустили.

Валявшиеся "матрасы" я снова собирала и выкидывала в помойку неподалеку.

Кисоньки везде. У подъездов, в палисадниках, глядящие из окон. Тишина в райончике.



***

Вот прекрасная девятиэтажка. Ключ подошел ко всем дверям, внутри пахнет домом. Один подъезд - семьдесят квартир, раз - и полтюка одним махом.



***

Вот точно такая же, но зассанная девятиэтажка. Прокуренная и даже пробензиненная (наркоманы и алконаФты?).



Я начала было говорить о разных управляющих компаниях, но по мере продвижения стало ясно, что подъезды разительно отличаются друг от друга. Либо не в компаниях счастье, либо не только в них.

- Девочки, дайте нам газетку!.. Девочки, это "Про-Город"? Дайте нам сразу... Девочки, дайте газетку!.. Девочки, давайте я вам дверь открою.

Матрасы пачкой на подоконнике: похоже, распространитель устал.

***

Далее мы пошли домой. Осталось 500 квартир, по расчетам, работы на те же два часа утром. Даже если не успеем до 11.00 - никто не мешает звонить в это время с отчетом.

Окончание следует.
Tags: дома, работа
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments