Таблицы и границы (annika_fluffy) wrote,
Таблицы и границы
annika_fluffy

Category:

О прочитанном. Часть 1

Некоторое время назад в контактике, куда я захожу раз в месяц, в группе про Петербург (конечно) выложили пост. Заголовок был что-то вроде "Пять книг об истории Санкт-Петербурга". А потом еще и другой пост, с заголовком "Десять книг, которые Вася Пупкин советует прочитать". Я вдруг загорелась, разыскала и скачала на планшет сразу целую кипу названий из постов.

Ну, и прочитала тоже, в невероятном их миксе: советская пропаганда после хипстерского ничегонеделания, ура-Америка после книги о блокадном Ленинграде. Как уж получилось.

Ниже - мои отзывы о книгах. Я буду пристрастна и стану судить со своей колькольни (конечно).


1. Элизабет Гилберт "Есть, молиться, любить".

Пару лет назад я посмотрела фильм по книге. Точнее, пролистала, останавливаясь на интересных моментах (которых там было немного). Книгу скачала по странной прихоти: узнать, был ли шанс у унылого говна изначально. Был!

Я с таким наслаждением прочитала книгу! Коротко говоря, там реальная писательница Элизабет Гилберт страдала от депрессии несколько лет, а потом нашла правильные антидепрессанты, и по прошествии нескольких недель (как только они подействовали) решила бросить все и уехать в путешествие. Прожить 4 месяца в Италии, 4 в Индии и 4 на Бали, ничем не занимаясь (доходы позволяли). Так она и поступила. Короче, ездила, везде находила друзей (общительная женщина).

Итальянская часть книги - "Есть" - гастрономические описания пиццы в Неаполе и спагетти в Риме, разбавленные обучением итальянскому языку. К концу пребывания она бросила пить антидепрессанты и поняла, что вылечилась.

Индийскую часть книги - "Молиться" - я прочитала по сильной диагонали, потому что там были духовные практики, вызывающие у меня, в лучшем случае, отторжение.

Балинезийская часть - "Любить" - там она со зрелым мужчиной-бразильцем занималась сексом (в его домике, заросшем тропическими цветами), а, ну еще благотворительностью для островитян тоже.

А я-то эту книгу первой начала читать, думала, пару страниц пролистаю, хмыкну и удалю с чистой душой, чтобы место освободить.


2. А.и Б.Стругацкие "Понедельник начинается в субботу".

Я никогда ничего не читала у Стругацких. Не попадались под руку, не любитель фантастики. Решила ознакомиться, в конце-то концов.

Мое мнение - "Понедельник" надо включать в школьную программу. Это уже классика. Исторические детали советской жизни, тематика русских народных сказок, детям не будет скучно. Кому ничего не надо - один раз в жизни прочитал, как "Героя нашего времени", и благополучно забыл. К тому же, в процессе прочтения стал культурным человеком.

Не, я не любитель просто.


3. Дженни Даунхэм "Пока я жива".

Это ужасно. Впечатлительным людям категорически не рекомендую. Я рыдала, рыдала, рыдала и не могла остановиться. Про шестнадцатилетнюю девушку с лейкозом.

Как это можно было написать от первого лица? Автор и в обычном-то порядке срастается со своим персонажем, а уж если пишет "я" - значит, точно, лично путешествует в стране собственных фантазий. Как можно было каждый день садиться за компьютер и со спокойной душой отстукивать что-нибудь вроде:

"Я никогда не выйду замуж за Адама. Не рожу ребенка. Не поеду путешествовать. Не поступлю в университет. Не начну работать. Не буду водить машину. Не буду убираться в саду. Не увижу брата взрослым. Спуститься бы в гостиную и чтобы все оказалось шуткой."

"- Может, попрощаешься с сестрой?
- Нет.
- Это важно.
- Тогда она умрет.
- Но не от твоих слов. Ей нужно знать, что ты ее любишь."

"Может быть, я вернусь в другом облике.
Я стану встрепанной девицей, с которой Адам познакомится в первую же неделю учебы.
- Привет, ты тоже изучаешь садоводство?"

"- Почему она так хрипит?
- Это легкие. Жидкость не выводится, потому что Тесса лежит без движения."

Перечитывать корректуру, вносить правки. Здоровыми крепкими зубами погрызть яблоко, выглянуть в окно какая погода на улице, накинуть свитер. Потом снова сесть и закончить обрывками сознания и белым светом, заливающим все вокруг. Сдать законченную работу вовремя.

Автор - бывшая британская актриса, мать двоих детей.

Вася Пупкин в своем обзоре назвал это "невероятно жизнеутверждающей книгой". Я в шоке. Одни, не нарушая собственной внутренней гармонии, написали, вторых написанное жизнеутверждает.

Лично меня жизнеутвердила Элизабет Гилберт, которая могла есть, молиться, любить. А тут я полпузырька новопассита выпила.

Но если оценивать художественную силу произведения и качество перевода - всё на высоте, придраться не к чему.


4. Людмила Улицкая "Детство 45-53: а завтра будет счастье".

Вот вроде бы многообещающая книга с бытовыми подробностями про коммуналки, керосинки, звон трамваев, сирень у дровяного сарая, сохнущее на веревках в солнечный день белье... Реально существующие люди присылали Улицкой письма с воспоминаниями, она их литературно обрабатывала и сводила воедино.

Только с первых же страниц книги натыкаешься на некий пассаж составителя:

"Многие часы я провела с этими бесхитростными и правдивыми документами и нашла в них великие образцы сострадания и милосердия. Многажды перечитав и переворошив полученные письма, прониклась чувством глубокого единомыслия, единочувствия с народом, среди которого живу. Может быть, впервые в жизни."

Я продолжила читать по инерции, но мне становилось все противнее и противнее. Впервые (а то и единожды) в жизни она прониклась чувством единомыслия с народом, среди которого живет (не с моим народом, это не просто оговорка). Память услужливо подсказала, что она "ихнюю оппозицию поддерживает и Америкам продалась", потом всплыло нехорошее ощущение постпрочтении двух других ее книг... И я не стала читать дальше.


5. Д.Гранин, А.Адамович "Блокадная книга".

А вот тут, кажется, слезы ни разу не навернулись мне на глаза. Разумеется, веселого ничего нет, но, видимо, издательства строго следили, чтобы не нести в массы пораженчество и не добивать его сентиментальностью (книга вышла в конце 70-х). Наоборот, несмотря на страшные бытовые подробности (рассказанные так же очевидцами через письма), все время оставалось ощущение не полнейшей их безнадежности, а медленного, но неутомимого движения вперед к жизни, молчаливое терпение и движение, надо выжить, надо выжить... "еще шаг, еще и еще... и к полудню я дошла с санками с улицы Некрасова до Литейного моста". (Это небольшое расстояние).

Искусственной натяжки, беззаветной преданности делу Ленина, вплетения невзначай в повествование доброго секретаря райкома КПСС, старых партийцев с Кировского завода, комсомольцев с горящими сердцами я не заметила. Только бытовые подробности жизни обычных ленинградцев, не наделенных к тому же привилегиями для получения довеска к пайке, только их повседневная история. Кто-то носит экскременты в пакетике с пятого этажа во двор, потому что канализация не работает, кто-то разрезает запястье, чтобы дать засыпающему младенцу пососать кровь вместо молока, и довольно равнодушно вспоминает об этом, кто-то жует почки на деревьях весной. Нет никакого благодушия, но нет и невыносимой чернухи. Просто спокойно и серьезно написанная книга.
Tags: книги
Subscribe

  • (no subject)

    Я боюсь, что смеяться там не буду.

  • (no subject)

    Аплодирую стоя.

  • (no subject)

    И-и-и, в битве долбоебизма интерфейсов, зеленый банк побеждает синий!

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 14 comments

  • (no subject)

    Я боюсь, что смеяться там не буду.

  • (no subject)

    Аплодирую стоя.

  • (no subject)

    И-и-и, в битве долбоебизма интерфейсов, зеленый банк побеждает синий!