Таблицы и границы (annika_fluffy) wrote,
Таблицы и границы
annika_fluffy

Categories:

Греция, часть 2. Как ведут себя взрослые люди, никогда не видевшие моря.

Гена вернулся в Рязань 30 августа, и я завела разговор, что надо бы взять отпуск и, наконец, съездить на Черное море в сентябре. Не особо, впрочем, надеясь на успех. Потому что, хоть я и слышала от знакомых, как ездят в Анапу на машине, нанимают там дом в частном секторе, пьют домашнее вино пластиковыми бутылками, обжигаются медузами, играют в карты на пляже и крутят роман с женатым мужчиной из Петрозаводска, - но сама я приступить к этому никак не могла все по той же причине внутреннего страха перед незнакомыми действиями. Если бы у меня был уже всесведущий или неопытный, но загоревшийся желанием попробовать спутник, взявший меня за ручку и приоткрывший завесу над фразой "отдых на море" - это было бы проще. Имевшийся же спутник никуда ехать не хотел, точнее, хотел в любом направлении, только бы его оставили в покое.

В разговорах Гена заверил, что его фирма без него умрет, шеф рыдал и строго-настрого запрещал выходить из кабинета, поэтому в отпуск Гена сможет пойти, скажем, 28 сентября. Черное море сделало нам ручкой.

- Значит, в Грецию полетим, - сказала я с тем самым видом напускного спокойствия, которым обычно припечатывают оппонента в споре. Но, однако же, не предпринимала никаких действий.

Вместо этого я несколько дней заводила разговор о прекрасной Парге, показывала ему картинки. Разворачивала карту. Делилась предварительными планами, что нужно лететь на самолете до Салоников, от них на автобусе до Парги (железных дорог в Греции столько, что их можно не брать в расчет), а то, может, вместо автобуса машину арендуем!

Гена игриво хихикал, отвлекал меня, кивал головой, заверял в любви, спрашивал, что у нас на ужин.

Я заводила разговор так и этак, и он так и этак немножко соглашался и немножко отказывался, напоминал, что шеф плакал, говорил, что отпуск может взять только в октябре, говорил, что, может быть, опять поедет в Китай через неделю, говорил, что нет, никак не получился, говорил, что ладно, но только на чуть-чуть, на пару дней, на выходные, заверял в любви и спрашивал, что у нас на ужин послезавтра.

Затем, видимо, устав от игр, он позвонил среди рабочего дня и сразу, с энтузиазмом, бьющим через край, спросил меня, какбэ намекая:

- Слушай! А на Мальдивы когда ездят, в декабре?

Но я была за ним замужем уже 8 лет, поэтому не обманулась, взбесилась и заорала:

- В хуябре!

Простите. Я же говорю, что уже знала мужа и его способы уходить от неприятной темы: нужно всего лишь придумать сияющую цель вдалеке, и обведенная вокруг пальца жена отстает со своим сентябрьским отдыхом, а там уже зима, холодно, и вообще видно будет.

- ...Поехали! Поехали! - говорил он позже, с энергичной обреченностью человека, которого никто не послушал. - Поехали на Черное море.


"Там делать нечего в октябре. Плавать уже нельзя", - написала я ему в скайпе.

"Я не хочу плавать." - ответил он. Прямо с точкой в конце ответил, то есть сказал как отрезал.

"А я хочу." - отрезала я с другой стороны.

"Я хочу пить водку промозглым утром на берегу Волги. Закинув удочки и разложив костерок" - злобно и откровенно высказался он.

"Кто мешает? Я отпущу".

"Откуда мы возьмем недостающие деньги?" - тогда он зашел с другой стороны. (У нас на руках была лишь половина суммы).

"В кредит."

"Я против кредита."

"А я за. Мы не умеем копить".
"Гена, радость моя, да не ехай никуда", - вот прямо такими словами и сказала я следом, уже порядком устав. - "Как же ты родителям отъезд объяснишь? Ты и Волгу с туманным утром никогда себе не позволишь, потому что родители не одобрят. Если хочешь жить со мной весело и в приключении - тогда успокойся и доверься мне, ведь я тоже боюсь до фига, а мне надо тянуть и тебя, и себя. Если не хочешь - ну извини, я тебя оставлю в покое и поищу возможности для того, чтобы делать хорошо только себе".

Родители - это не основная, но одна из серьезных преград, от которой Гена с возмущением открещивается. Никому не хочется, чтобы собственные мама с папой едко высказывали свое недовольство тобой, и всем хочется, чтобы родители его одобряли. Даже когда тебе под сорок. Можно кричать на родителей, чтобы они не лезли в твою жизнь, хлопать дверью, читать умные книги про благотворность личных барьеров, скрывать свои действия, принимать отрешенный вид и по-христиански прощать заблуждающихся маму с папой, - но факт остается фактом, родительское неодобрение причиняет боль. Генины родители резко против любых выездов за пределы Рязани, плюс-минус двадцать километров, как это и не смешно. Гена любит, уважает и прощает родителей в их ограниченности, и избегает всяческих рефлексий. Поэтому, к сожалению, родители влияют на нашу жизнь, но, к счастью, еще не столь сильно, как могли бы.

И вот, последним пассажем "не ехай никуда" я сломала лед. Не иначе как Гену возмутила неграмотность.

Кто считает, что я нахально и эгоистично тянула человека против всякого его желания, - я добавлю для них такую деталь, что Гена ежегодно берет отпуск на одну неделю, и никогда не позволяет себе взять остальные три (вот и для Парги он взял неделю, и на следующий день по приезду пошел на работу). Что он пять будних дней встает в 6:30, чтобы ехать на работу, а два выходных дня встает в 6:30, чтобы ехать со своими родителями на дачу и строить там дом, и так почти круглый год, его не бывает дома на выходных. Что он с трудом соглашается идти развлекаться в новое место - а по факту потом ему нравится (я не льщу себе). Что, когда мы ругаемся даже по незначительному поводу, он уже после второго аргумента кричит "я сдохнуть хочу, только чтобы вы от меня все отстали". Можно, конечно, съязвить, что довела мужика стерва, но, по-моему, дураку понятно, что кричит глубокая усталость, которую блокировало ненормальное чувство долга. Ни он, ни я ничего не запрещаем друг другу и лояльно относимся к потребностям другого. Так вот, предоставленные сами себе, мы оба довольно часто мечтаем, но ничего не делаем, и как с его стороны бывали энергичные пинки к действию, которые меня злили, но потом я понимала, что это было полезно, так и с моей они, как видите, случаются, и мне за них не стыдно.

И, забегая вперед и приоткрывая спойлеры, я была на этот раз права. ("Здоров! Чё хотел, говори, а то я не в Рязани! В Греции. Да вообще. Да классно. Тут море.")

Продолжение следует.
Tags: Гена, Греция
Subscribe

  • 9 октября. Лесной Бункер осенью - два.

    Теперь пойду в левую сторону от Солотчинской дороги. Спущусь под монастырь. По лестнице. Слева склон и монастырь на вершине. Справа река.…

  • 8 октября. Лесной Бункер осенью - раз.

    Моя мотивация, напоминаю, звучала так: как только будет сделана даже минимальная физическая работа по квартире - я бронирую номер в "Лесном бункере".…

  • 7 октября.

    Дождалась семи вечера и пошла в квартиру. Открыла дверь - ничего не изменилось. Потому что ожидала увидеть клубы цементной пыли, вроде той, что…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments