Таблицы и границы (annika_fluffy) wrote,
Таблицы и границы
annika_fluffy

Пост про то, какие они все дураки

Шутка.

В Минск мы ездили ввосьмером - шесть парней и две девушки. Жили в корпоративной (в Минске головной офис) квартире, двухуровневой, переделанной в подобие гостиницы кем-то, кто совсем не хотел заниматься ремонтом, но шеф заставил. Четыре человека на пятом этаже, четыре на шестом.

Я жила на нижнем этаже с девочкой двадцати трех лет, нашим главным, почти сорока лет, и еще одним моим ровесником (оба глубоко семейные, как и я). Над нами жили четыре остальных парня от 27 до 37, условно женатые или не женатые вообще. По вечерам каждый этаж сидел у себя, не пытаясь смешаться с коллегами. То есть нижний этаж собирался вчетвером у себя в кухне, верхний у себя. Нельзя утверждать, что от непереносимости друг друга, я думаю, людям просто было лень спускаться/подниматься по винтовой лестнице.

У нас было свободное время в день приезда в Минск (обед и вечер) и перед днем отъезда (тоже обед и вечер). В первый день я радостно предвкушала инспектирование городских кабаков, прогулку по достопримечательностям и прочее, потому что до завтрашнего утра я была совершенно свободна, а за десять часов, остававшихся до полуночи, можно было очертить вокруг Минска окружность, пересечь его по диаметру и вписать в равноугольный многоугольник.

Я думала, что мы так и пойдем гулять ввосьмером (возможность прогулки до этого обсуждалась среди восьмерых), но парни сверху быстро собрались и, никому ничего не сообщив, ушли. "Мои" тоже собрались и предложили (напоминаю, два глубоко женатых мужика, девочка и я) сходить в ближайший Макдональдс пообедать, а потом погулять.

Я, которая перед поездкой сидела и гуглила отзывы о минских кафе, возмутилась и сказала, что лучше пойдем в их знаменитый "Лидо", где фудкорт с домашней едой, чтобы типа и бюджетно, и плотно пообедать, борщом там, драниками. Компотом из сухофруктов опять же. Ну какой Макдональдс-то, обалдели что ли?


Сопроводила их в "Лидо" (остановок шесть на метро, мы жили в спальном районе). Люди огляделись по сторонам, пересчитали цены в рубли, сказали "мдааа" и заказали себе по одной котлетке с картошечкой. Разумеется, она оказалась холодная и невкусная за такие деньги (это в фастфуд я их привела, заметьте, не во французский ресторан). Я же взяла себе салат, первое, второе и компот, и с удовольствием поела на наши деньги за 270 рублей. К этому времени мне уже все стало понятно про коллег (обед сопровождался общим нытьем на тему, что мы вообще тут делаем), и я сказала им, что сейчас пойду смотреть Троицкое предместье, поэтому если кто хочет - то пусть идет со мной, а если кто не хочет - то я никого никуда не тяну. Все пошли со мной с несчастными лицами:).

У Ратуши мужики слегка оживились (оба отправились с навороченными камерами, непонятно только, для чего), потому что там стояла чугунная лошадь. Сначала они подсаживали нашу девушку на лошадь, бегая то с той, то с другой стороны, потом фотографировали ее с разных ракурсов, в течение получаса. Потом спустились-таки к Троицкому предместью, причем один всё припоминал по дороге, что Настя затащила их в дорогое заведение, а второй вдруг сказал: "А пойдемте сейчас домой, курочку купим в супермаркете, я курочку запеку, купим Бульбашика, разопьем". Первый добавил с энтузиазмом: "А я сырников на утро на всех сделаю".

Да, я еще забыла сказать, вместо музея, который я планировала для себя еще в Рязани, мы с ними посетили подземный торговый центр (рынок, попросту говоря), где все трое еще раз поохали, как все дорого. На поверхности началась морось, гулять запал пропал, я махнула рукой и доехала с ними до дома. Ходить куда-либо с этой компанией я зареклась.

Потом пошли дни учебы. В последний день, как уже говорилось, у нас был свободен вечер, начиная с 16.00. За день до этого шел общий разговор о прощальной прогулке по Минску. Четыре верхних парня обмолвились (не кулуарно) о том, что надо бы сходить где-нибудь посидеть попить пива, я держала ушки на макушке и, услышав кодовую фразу, подошла к ним и потихоньку прямым текстом сказала: "Ребята, возьмите меня с собой, я больше с главным гулять не пойду". Ребята поржали, расспросили что и как у нас было в первый день, поржали еще раз, и дело мое вроде выглядело выгоревшим.

Итак, наступил последний вечер, "мои" на этаже зашевелились, стали одеваться на прогулку, наверху же никаких движений слышно не было. Я бы предпочла, чтобы мы все-таки вышли одной большой компанией, а по ходу дела разделились, чем сразу открыто заявить своим: "Я с вами никуда не пойду! а с ними пойду". Поэтому я поднялась на второй этаж проверить, собираются ли верхние, и застала "неженатую" компанию на их кухне, каждый в своем ноуте (благо, в квартире был вайфай).

- Вы идете гулять? - спросила я.

- Сейчас, да, собираемся, - ответили мне.

- Ну, тогда я вас жду, - сказала я и спустилась на первый этаж.

"Мои" уже стояли одетые и смотрели на меня.

- Я с парнями пойду, - пришлось все-таки сказать мне, кивнув в сторону винтовой лестницы.

- А, ну хорошо, - ответили мне "мои", гуськом вышли из квартиры и захлопнули дверь.

Я пошла к себе в комнату, прислушиваясь, не одеваются ли наверху. Тишина.

Прошел час от и так не резинового вечера. Наверху вроде послышались голоса в коридоре. Я подошла к винтовой лестнице, задрала голову, собираясь спросить, не одеваться ли мне. Один из парней показался в проеме лестницы.

- Вы там не ушли еще? - озабоченно спросила я.

- Нет, не ушли, - ответил он.

- А то я испугалась, вдруг ушли, - пояснила я, опять вернулась в комнату и стала смотреть в окно. Делать уже ничего не хотелось.

Прошло еще полчаса, снова послышались голоса в коридоре наверху, вроде бы и топот ботинок, и даже входную дверь уже открывали. Судя по всему, люди собрались.

Я подавила в себе желание снова побежать и спросить, идут ли они, потому что никто не волновался о моем отсутствии. Скорее всего, нафига я им нужна в их теплой мужской компании. В конце концов, никто не переспросил меня в ответ: "А ты идешь с нами?". Я также припомнила, что никто не говорил прямым текстом "да" на мою просьбу. Стыдуха в четвертый раз навязываться, три раза уже делала попытку. И чего мне непонятно-то до сих пор.

"Сейчас тогда они уйдут", - подумала я, - "я выжду минут пять-семь и тоже пойду. Съезжу одна пройдусь по центру, зайду одна куда-нибудь в кафе, в конце концов, еще ранний вечер, вполне прилично зайти пожрать одной".

- А внизу кто-нибудь есть? - услышала я голос сверху.

- Да, - ответил парень, который появлялся в проеме. - Настя.

- Настя? - удивился первый говоривший, перегнулся через перила и позвал: - Настя!

Я вышла из комнаты и задрала голову.

- Наааасть. Гулять пойдеооошь? - спросил первый с такой робостью в голосе, будто ему четырнадцать лет, он первый раз зовет во двор соседку по площадке и боится, что она ему холодно откажет.

- Пойду! - обрадовалась я, оделась за несколько секунд и выбежала в подъезд.

- А мы думали - вы на этаже все ушлииии, - застенчиво протянули они, встретив меня.

"Дураки", - подумала я.

А один даже спросил с некоторым подозрением:

- Нааасть, а почему ты решила с нааами пойти? А не с нииими?

"Дураки в квадрате", - подумала я, потому что, судя по всему, люди не верили, что я по собственному желанию захочу с ними куда-то идти, мало того, обнаружив меня одну на этаже, стеснялись сами предложить. По-моему, куда уж яснее было: я три раза прямо озвучивала свои намерения.

Но вслух я его спросила:

- Ты на комплимент напрашиваешься? Или наоборот, какого хрена, без меня было бы лучше?

Человек посмеялся и решительно открестился от второго варианта.

Ну, потом погуляли вдоль проспекта Незалежности и выпили по два пива в "The Pub". И еще по одному в пивнушке в ЦУМе, стоя у огромного сталинского окна вдоль длинной стойки, в окружении длинноволосых дяденек с печатью славного нефоомальского прошлого на лице.

Так что, несмотря на провокационный заголовок, все закончилось удачным образом.
Tags: Минск, работа
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments